Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Республиканские порталы Карта сайта Вход

Муниципальный район Краснокамский район Республики Башкортостан

Елизаветина кладезь

ул. Чкалова, село Николо-Берёзовка, Краснокамский район, Республика Башкортостан, Россия

Пребывание княгини Елизаветы Федоровны в с.Николо-Березовка

Дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV, правителя небольшого южно-немецкого государства в составе Германской империи, Елизавета – Александра – Луиза – Алиса родилась 20 октября 1864 г. и была вторым ребенком. Ее матерью являлась принцесса Алиса, дочь английской королевы Виктории. Еще одна дочь этой четы – Алиса – стала впоследствии Императрицей Российской – Александрой Федоровной. Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому распорядку, установленному матерью. Одежда и еда – простые. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу: мать внимательно следила за развитием талантов и наклонностей каждого и старалась воспитать их на твердой основе христианских заповедей. Родители потратили большую часть своего состояния на благотворительные нужды, а дети постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов. Елизавета с детства любила природу. У нее был художественный дар. Любила она и классическую музыку. В 1873 году разбился насмерть 3-х летний брат Елизаветы – Фридрих. От эпидемии дифтерита в 1876 году умерла 4 –х летняя Мария. А вскоре и сама Великая герцогиня Алиса в возрасте 35 лет. В тот год закончилось детство Елизаветы. Она поняла, что жизнь на земле – это крестный путь. На 20 –м году жизни Елизавета стала невестой Великого князя Сергея Александровича. Она познакомилась с будущим супругом еще в детстве. Венчание состоялось в церкви Зимнего дворца Санкт - Петербурга. Именно на их свадьбе младшая сестра Елизаветы 12-летняя Алиса познакомилась с 16-летним русским цесаревичем Николаем, своим будущим мужем и императором. Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком. Великий князь часто бывал на службах и княгиня везде следовала за мужем, полностью выстаивая долгие церковные службы. Она стала изучать книги духовного содержания, чтобы умом и сердцем постичь, какая же вера истина. В 1888 году Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть его представителем на освящении храма святой Марии Магдалины в Гефсимании, построенного на Святой Земле в память их матери Марии Александровны. На вершине Елеонской горы возвышалась огромная колокольня, названная «русской свечой». Увидев эту красоту и почувствовав присутствие на этом месте благодати Божией, Великая Княгиня сказала: «Как бы я хотела быть похоронена здесь !». Тогда она произнесла пророческие слова. После посещения Святой Земли Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие. 12 (25) апреля, в Лазареву субботу было совершено Таинство Миропомазания Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Отец княгини был решительно против этого, но и он в скором времени смирился с решением дочери. В 1891 году Александр III назначил Великого Князя Сергея Александровича – Московским генерал-губернатором. Вскоре жители Москвы оценили милосердие Великой Княгини. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей: раздавала одежду, еду, деньги, улучшала условия жизни несчастных. В русско-японскую войну Елизавета Федоровна занялась помощью фронту. Из мастерских, которые она организовала, на фронт шли тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. Великая Княгиня отправляла и походные церкви с иконами. Сформировала несколько санитарных поездов, госпиталь для раненых солдат. Русские войска терпели поражения. В стране все чаще происходили террористические акты, митинги, забастовки. Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам, и доложил об этом Императору, сказав, что при сложившейся ситуации не может больше занимать должность генерал-губернатора Москвы. Государь принял отставку. Но боевая организация эсеров приговорила Великого Князя к смерти. Агенты выжидали удобного случая, чтобы совершить казнь. Великая Княгиня старалась не оставлять мужа одного. 5 (18) февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Елизавета Федоровна приехав на место убийства, собственными руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа. Нетронутым, неповрежденным было только лицо. Бомба попала в грудь. Елизавета Федоровна на третий день после смерти мужа, поехала в тюрьму, где содержался убийца. Она принесла ему прощение от Сергея Александровича и просила его покаяться. Она оставила убийце иконку и Евангелие, надеясь на чудо. Она просила помиловать Каляева, но это прошение было отклонено. Погребли Сергея Александровича в маленькой церкви Чудова монастыря. В течении сорока дней, а часто и ночью молилась Елизавета Федоровна о муже. На месте убийства она воздвигла крест, сделанный по проекту художника Васнецова. На памятнике – слова спасителя : «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят». Крест снесли в 1918 году. В начале 1985 года во время ремонтных работ на Ивановской площади Московского Кремля рабочие обнаружили хорошо сохранившийся склеп с останками Великого Князя. Все предметы изъяли сотрудники музеев Московского Кремля. На месте захоронения сейчас автостоянка. В 1995 году Святейший Патриарх Алексий II отслужил панихиду, в Архангельском Соборе Кремля. Останки Великого Князя перенесены в Романовскую Усыпальницу под Собором Ново-Спасского монастыря. С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, держала строгий пост, много молилась. Ее роскошная комната превратилась в монашескую келью. Она перестала появляться на светских приемах. Бывала только в храмах. Свое состояние она разделила между казной, родственниками, а третью часть решила употребить на постройку обители Милосердия. На Большой Ордынке, в Москве она приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. Здесь была трапезная, кухня, кладовая, хозпомещения, церковь и больница, аптека и амбулатория для приходящих больных, квартира для священника – духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека. В 1906 году Великая Княгиня прочитала книгу священника Митрофана Сребрянского. Она решила встретиться с автором. В результате бесед появился проект Устава будущей обители. Елизавета Федоровна уговаривала отца Митрофана стать духовником обители, так как он соответствовал всем требованиям Устава. Отец Митрофан был настоятелем приходской церкви в г. Орле. Его очень любили как истинного и духовного пастыря. После беседы в Москве с Елизаветой Федоровной он дал согласие, но приехав домой, увидя огорчение прихожан, решил отказаться. Тогда вдруг почти сразу пальцы рук стали неметь и рука отнялась. Сразу же о. Митрофан поехал в Москву, пришел к Иверской часовне и часами со слезами молился пред Иверской иконой Божией Матери, обещая переехать в Москву. И после того как приложился к иконе, рука начала действовать. 10 февраля 1909 года Великая Княгиня сняла траурное платье и облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия. «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – мир бедных и страждущих». Обитель, ее храмы (1909г. – больничный храм во имя Святых жен – мироносиц Марфы и Марии, 1911г. – в честь Покрова Пресвятой Богородицы) и богослужения вызывали восхищение современников. Монахиня Любовь вспоминает замечательный случай, приведший ее в монастырь. Это было в 1912 году. Ей было 16 лет и она уснула летаргическим сном, во время которого душа ее встретилась с Преподобным Онуфрием Великим. Он подвел ее к трем Святым: в одном из них Евфросинья узнала Преподобного Сергия Радонежского. Двое других были ей незнакомы. Когда же Любовь была принята в обитель, то в своей настоятельнице и духовном отце она узнала тех двух Святых. Елизавета Федоровна соблюдала строгие посты, утром вставала на молитву, распределяла послушания сестрам, работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения и письма, обходила больных и если кто-то нуждался в помощи, то она просиживала с больными до рассвета. Ассистировала при операциях, делала перевязки, духовно утешала больных. В больнице обители исцелялись те, от кого отказывались другие врачи. Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской обители, расставаясь с «Великой Матушкой». Обитель помогала устроить на лечение, найти работу, присмотреть за детьми, ухаживать за лежачими больными, помогала духовенству средствами на нужды сельских приходов. Но самое главное – она собирала в трущобах сирот и уговаривала непутевых родителей отдать ей на воспитание детей. Мальчиков, вырванных из преступной среды, она устраивала в общежития, девочек – в закрытые учебные заведения или приюты. Елизавета Федоровна создавала дома призрения для сирот, инвалидов, тяжело больных, посещала их и оказывала материальную помощь. Однажды Елизавету Федоровну пригласили в один из приютов для девочек – сирот. Для Великой Княгини поставили небольшой концерт, а по окончании воспитатели велели воспитанницам, маленьким еще девочкам, поцеловать ручки Елизаветы Федоровны. Те подбежали к княгине, выставили свои ручки и прощебетали «целуйте ручки», и Великая Княгиня умиленно поцеловала ручки каждой девчушки. Потом все смеялись над этим происшествием. Елизавета Федоровна излучала саму любовь и доброту. Недаром в народе ее называли : «Ангел мира и кротости», «Земной ангел и небесный человек», «Невеста Христова», «Великая Матушка». Однажды ей сообщили, что по такому-то адресу умирает от чахотки одинокая мать, нескольких детей. Елизавета Федоровна, взяв одежду, отправилась за ними. Женщину поместила в больницу обители, а детей в приют, до самой смерти ухаживала за матерью и заботилась о ее детях. Великой Княгине была присуща исконно русская любовь к паломничеству. Не раз ездила она в Саров и там с радостью спешила в храм, помолиться у раки Преподобного Серафима. Ездила во Псков, в Киев, в Оптину пустынь, в Зосимову пустынь, была в Соловецком монастыре. Присутствовала на духовных торжествах, связанных с открытием или перенесением мощей Угодников Божиих. «Поездки на богомолье в разные концы России» в такой напряженной жизни служили для Елизаветы Федоровны «единственным отдыхом». Но и здесь, визиты великой княгини «против ее воли обращались в триумфальные шествия». В конце мая 1910 г. уфимский губернатор Александр Степанович Ключарев получил извещение, что 8 июля Елизавета Федоровна прибудет в Николо-Березовку. Местные власти оказались в сложном положении. Дело в том, что 28 мая 1910 г. в Березовке случился большой пожар, истребивший «свыше ста домов и другие строения местных жителей». Губернатор доложил царю, вероятно, предполагая, не лучше ли будет отменить посещение. Но Николай II дал команду готовиться к встрече и прислал для беднейших погорельцев 1 000 рублей. 8 июля 1910 г., в 4 часа дня, к пристани Николо-Березовки подошел пароход «Межень», на котором прибыла Елизавета Феодоровна, в сопровождении гофмейстера А.П. Корнилова и нескольких сестер Марфо-Мариинской обители. Княгиню встречало все высшее руководство губернии во главе с епископом Нафанаилом и губернатором. Вся дорога до села, куда пошла процессия, свыше версты, убрана была гирляндами зелени, а перед селом Н.-Березовкой красовалась, убранная флагами и зеленью, арка с инициалами Ее Высочества. 9 июля Елизавета Федоровна посетила монастырь, где был освящен придел во имя Преподобного Сергия Радонежского, школу, а затем, с крестным ходом, отправилась на пристань. Специально для нее из Сарапула вернули Чудотворную икону. 10 июля Елизавета Федоровна решила посетить окрестные селения. За ней последовало все высшее руководство. Громадный поезд экипажей, во главе с начальником губернии, тронулся по направлению селения Марьино. Празднично одетый народ, торжественно встречал Великую княгиню в Марьино, Ташкиново, Арлане, где крестьяне вышли в национальных марийских костюмах. «Здесь ее Высочество кушало чай». Далее проследовали через Можарово, Крым-Сарай, Кареево, Дунаево. «Отсюда, по направлению в деревню Норкино, имеется бывшая священная роща язычников». Отдохнув здесь, через Петнур Елизавета Федоровна приехала в Касево, посетила церковь, школу, «обласкала детей и раздала им, как и всюду, конфеты и пряники». В Касево Елизавета Федоровна обедала, после чего вернулась в Березовку. 11 июля Великая княгиня участвовала в проводах Святой иконы в Сарапул, а вечером на «Межени» был дан обед в честь Уфимского руководства. Некоторые чины получили из рук Елизаветы Федоровны подарки. В том числе, Касевский волостной старшина был награжден серебряными часами. В 9 часов вечера Елизавета Федоровна покинула гостеприимную Березовскую землю, уехала в Казань, отправив с борта парохода приветственную телеграмму губернатору А.С. Ключареву. Второй раз великая княгиня решила посетить Березовский край летом 1914 г. В ночь на 10 июля, из Сарапула, всего на один день, доставили Чудотворную икону. В церквях шли торжественные богослужения. В 8 утра из-за острова показался пароход «Межень». В 9 часов на пристани, возле часовни, состоялась торжественная встреча. Вместе с Елизаветой Федоровной приехали ее сестра принцесса Баттенбергская Виктория, с дочерью принцессой Луизой, а также свита. Русским задушевным «Добро пожаловать, Ваше Императорское Высочество!» приветствовали Великую княгиню. Затем Елизавета Федоровна с фрейлиной отправилась в женский монастырь. При въезде в Николо-Березовку «Ее Высочество изволила принять приветствие и хлеб-соль от местного населения» В монастыре гостей встречали четыре хода певчих (монастырский, монастырской школы, крещено-татарский из Мензелинского уезда, марийский). Елизавета Федоровна осмотрела обитель. В четвертом часу Великая Княгиня с принцессой Баттенбергской и ее дочерью еще раз посетили монастырь. До 300 детей с учителями, из разных школ Бирского уезда приветствовали «высоких особ». После раздачи подарков Елизавета Федоровна зашла в домик, где она останавливалась в 1910 году, ее перевезли с усадьбы Мацнева в монастырь. Монахини поднесли рукоделие, а Великая княгиня пожаловала игумении Марии свой портрет с собственноручной подписью. Во второй половине дня состоялись прощальные богослужения, и около 9 часов вечера, 10 июля, пароход «Межень» отошел от Березовской пристани. В 1914 году Елизавета Федоровна посетила монастырь в г. Алапаевске – городе, которому суждено было стать местом ее заточения и мученической смерти. Встречаясь со множеством людей, она сразу могла понять человека: раболепство, ложь и хитрость были ей противны. Она говорила: «Ныне трудно найти правду на земле, затопляемую все сильнее греховными волнами. Чтобы не разочароваться в жизни, надо искать правду на небе, куда она ушла от нас». Об аресте и страданиях Царской семьи, она говорила: «Это послужит к их нравственному очищению и приблизит их к Богу». «народ – дитя, он неповинен в происходящем… он введен в заблуждение врагами России». Весной 1917 года к ней приехал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма и предложил ей помощь в выезде за границу. Елизавета Федоровна ответила, что решила разделить судьбу страны, которую считает своей Родиной и не может оставить сестер обители в это трудное время. Первое время после Октябрьского переворота Марфо – Мариинскую обитель не трогали. Сестрам оказывали уважение, дважды в неделю к обители подъезжал грузовик с продовольствием. Некоторое время в обители находилась чудотворная икона Божьей Матери Державная, обретенная в подмосковном селе Коломенском в день отречения Императора Николая II от престола. Пред иконой совершались соборные моления. После заключения Брест – Литовского мира германское правительство добилось согласия Советской власти на выезд Великой Княгини за границу. Дважды посол Германии граф Мирбах пытался увидеться с ней, но Елизавета Федоровна не приняла его и категорически отказалась уехать из России. В апреле 1918 года на третий день после Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божией Матери, Елизавету Федоровну арестовали и вывезли из Москвы. С ней поехали две сестры – Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Узнав о случившемся Святитель Московский Патриарх Тихон пытался через организации с которыми считалась новая власть, добиться освобождения Княгини, но старания были напрасны, все члены Царской семьи были обречены. Последние месяцы своей жизни Княгиня провела в заключении в школе на окраине города Алапаевска вместе с Великим князем Сергеем Михайловичем, его секретарем – Ф.М. Ремезом, братьями – Иоанном, Константином и Игорем (сыновья Великого князя Константина Константиновича) и князем Владимиром Палеем (сын Великого князя Павла Александровича). Глубокой ночью 5 (18) июля в день обретения мощей Преподобного Сергия Радонежского, Елизавету Федоровну вместе с другими членами Императорского дома бросили в шахту старого рудника. Когда, озверевшие палачи сталкивали Великую Княгиню в яму, она повторяла: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Затем следом чекисты начали бросать ручные гранаты. Один крестьянин, бывший свидетелем убийства, говорил, что из глубины шахты слышалось пение. Елизавета Федоровна упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров. Рядом с ней нашли тело Иоанна с перевязанной головой. Она и здесь с тяжелейшими переломами и ушибами стремилась облегчить страдания ближнего. Скончались они в страшных мучениях от жажды, голода и ран. 18 (31) октября 1918 года тела страдальцев положили в деревянные гробы и поставили в кладбищенской церкви г. Алапаевска. Затем они были поставлены в склепы Свято – Троицкого Собора, где была отслужена заупокойная Литургия, а вслед за ней – отпевание. Красная армия наступала. Тела необходимо было перевести в безопасное место. Этим занялся о. Серафим, игумен Алексеевского скита, друг и духовник Великой Княгини. Он приглашал ее укрыться в ските, но она отказалась с просьбой: «если меня убьют, то похороните меня по христиански». 1 (14) июля 1919 года с разрешения Колчака восемь гробов направились к Чите. Там они находились под полом одной из келий, в которой оставался и молился о.Серафим. 26 февраля (11 марта) 1920 года гробы в вагоне двинулись к китайской границе. Когда состав прибыл в Харбин тела всех алопаевских страдальцев были в состоянии полного разложения, кроме тел Великой Княгини и инокини Варвары. Для них заказали гробы и отправили в Пекин (апрель 1920 г.), Тянцзин, Шанхай. Из Шанхая пароходом в Порт – Саид, куда прибыли в январе 1921 года, а затем в Иерусалим, где их встретило русское и греческое духовенство, многочисленные паломники. Погребение совершил Патриарх Дамиан. Их гробы помещены в усыпальнице под нижними сводами храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Когда открыли гроб с телом Великой Княгини, то помещение наполнилось благоуханием. По словам Архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи новомучениц оказались частично нетленными. Мощи были перенесены торжественно из усыпальницы в сам храм. В 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику Святых новомученников России Преподобномучениц Великую Княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив празднование им в день их кончины 5 (18) июля.


  • Елизаветина кладезь
  • Елизаветина кладезь